SLIPKNOT’s Кори Тейлор отвечает на вопросы читателей The Guardian

10 февраля 2016 timetorock

Фронтмен рассказывает о расизме в метале, ношении масок и ранних записях группы в обширном интервью

SLIPKNOT, Кори Тейлор

Будучи фронтменом SLIPKNOT, Кори Тейлор пел, ревел и бесился на площадках по всему миру с 1999 года. Одетая в комбинезоны и омерзительные маски, группа из города Де-Мойна несла с собой театральность и мелодичность, которых так не хватало экстремальному жанру, и незаметно присоединилась к элите металлической музыки наряду с такими гигантами как METALLICA и SLAYER.

Сейчас команда гастролирует по Великобритании. На прошлой неделе The Guardian попросили своих читателей задать вопросы Кори Тейлору для живого чата. И хотя технические неполадки на арене Alexandra Palace сорвали беседу, Тейлор все же ответил на предложенные вопросы. Далее представлен перевод статьи.

Каковы планы на 2016 год? Больше SLIPKNOT или STONE SOUR?
Всего понемногу. Тур SLIPKNOT продлится до ноября, а между гастролями я буду писать демо для группы STONE SOUR. Может, займусь книгой и сыграю пару сольных акустических концертов. Все как и раньше – я привычно занят.

Предварительное название книги: «America 51». Это небольшой кивок в адрес Зоны 51. В основном я говорю о том, как сказочно долбанута и безответственная моя страна. Здесь будет все, от политики до социального комментария – это взбесит многих людей в Америке, но всем остальным понравится. В текущем выборном цикле настоящий беспорядок. Единственное сравнение – это фиаско в Калифорнии, когда выиграл Арнольд Шварценеггер. Тогда все, включая его мать, объявили себя кандидатами. Тот факт, что Дональд Трамп остается реальным кандидатом, сводит меня с ума. Слишком многие сосредоточены на разделении, и ни слова не говорят о сплоченности. Из-за этого я болею за Берни Сандерса. Я никогда не поддерживал людей, которые использую тему расизма как пассивно-агрессивный способ набрать голоса.

Твоя реакция на нацистское приветствие Фила Ансельмо, и что нужно сделать, чтобы искоренить расизм из метала?
Я наблюдал за ситуацией и по большей части отмалчивался, потому что лично меня там не было. Я не знаю, какие были предпосылки, я не видел никаких роликов – но многие говорили, что это вопиющее безобразие и невозможно представить события в другом свете. Скажу так: Это большая проблема. SLIPKNOT посвятили себя объединению людей в борьбе против расизма и ненависти. Я не хочу тратить время на людей, которые судят других по цвету их кожи. Если это оскорбляет кого-то из моих поклонников – прошу прощения, но вы не правы. Я никогда не хотел, чтобы наши фанаты чувствовали, будто о них судят по цвету кожи, религии, культуре, воспитанию и так далее. Мы приветствуем всех и всегда будем это делать.

Я знаю, что в метале существует проблема, и все это сводится — по крайней мере, в Америке – к вашему взрослению и культуре, которая передается от родителей, друзей и взрослых. Это вопрос поколений. Некогда я думал, что мы близки к эталону, но мне доказали обратное. Я просто посвятил себя борьбе с этим. Вообще, это встречается в музыке повсеместно – речь не только о метале. Именно эта проблема показала свою уродливую голову во время инцидента, о котором мы говорим.

Я посетил достаточно металлических шоу, чтобы сказать, что они очень даже разнообразны, и так было всегда. Мы приветствуем племя неудачников. Мы все – это остров бракованных игрушек. Но я думаю, не так уж сложно искоренить расизм в метале, потому что большая часть сообщества далека от расизма.

Что тебе нравится (или не нравится) в металлическом сообществе? Чем оно отличается от других музыкальных сообществ?
Больше всего в металлическом сообществе мне нравится чувство общности. Не в пример другим жанрам, здесь есть система поддержки и здравый смысл в плане того, чего каждый из нас пытается достичь. Кажется, что если один из нас побеждает, мы все оказываемся победителями. Мы все вместе смотримся как незаконнорожденные дети остальной части музыкального мира, так что каждый раз, когда мы проносим свой флаг перед их лицами, все больше людей слышат, как мне кажется, настоящую музыку. Вы привыкаете быть бастардом, и это идет рука об руку с позицией и реакционными вибрациями самой музыки, что заставляет вас реагировать, нравится вам это или нет.

Два первых альбома SLIPKNOT на мейджор-лейбле мои любимые (особенно «Iowa»), что частично является заслугой хаотичного производства Росса Робинсона. Вам все еще нравится шаткое качество, или вы больше заинтересованы в «чистой и отшлифованной» музыке?
Думаю, это зависит от того времени, когда мы пишем музыку. Первые альбомы звучат именно так, потому что наша жизнь была другой: Мы были молоды и безумны; мы хотели сжечь все дотла. Потом мы повзрослели и стали расширять музыкальный ассортимент. Мы не хотели повторяться.

Главная задача во время создания музыки – смотреть сквозь стены прошлого. Я не думаю, что это вопрос производства. Скорее, отражение жизни ребят. В течение многих лет мы писали музыку и смогли приструнить наши неврозы, различия и темноту, а также отпустить часть этого мрака. Это не значит, что все ушло, но мы как минимум стали лучше, отточив свое мастерство. Успех порождает уверенность в себе.

Маски действительно не такие страшные, как ваши реальные лица?
Полагаю, это зависит от вашей личной точки зрения!

SLIPKNOT получили огромный успех. По мере приближения к своему 20-летию вы задумываетесь о том, чего осталось достичь?
Чего осталось достичь? Если вы не ищете новых эмоций и не исследуете новые творческие земли, зачем вообще заниматься этим? Насколько мы знаем, наш успех – это всего лишь побочный продукт. Причины, по которым мы все еще на сцене, не изменились. Мы выступаем ради искусства, музыки и эмоций. Возможно, как только мы почувствуем, что добились какой-то глобальной цели, можно будет заканчивать.

Я всегда задавался вопросом, почему мелодия «Get Behind Me Satan and Push» стала интро для гастролей в первые дни SLIPKNOT. Есть ли история позади этой песни, и каким образом она стала частью шоу?
Нет, нам просто нравится песня. Во многих отношениях, она более тревожна, чем вся наша музыка.

Я всегда считал, что SLIPKNOT были самой тяжелой группой, добившейся признания. Первые две записи получили многомиллионные продажи при отсутствии компромисса. Как вам это удалось?
Если честно, я до сих пор в шоке от успеха. Если заняться математикой, ничего не должно было случиться. Просто подумай: Девять парней в масках и комбинезонах из городка Де-Мойн, штат Айова, играют безумно тяжелую музыку – на бумаге это вообще не должно было сработать. Мы сильнее всех удивлены своим успехом.

Тем не менее, мы очень благодарны за поддержку и гордимся тем фактом, что благодаря нашему успеху многие группы из этой сферы смогли донести свою музыку и построили мощную карьеру. В театральном метале присутствовала некая пустота, когда мы пришли, но мне кажется, что дело не только в масках и комбезах.

У нас был полный набор: Хорошая музыка, бесконтрольные живые шоу, художественная составляющая и агрессия. Это привлекало людей. Мы действительно хорошая группа – иногда больше ничего не нужно. Вот почему мы все еще здесь.

Ты согласен, что лучше устраивать металлическое шоу в крохотном, интимном и темном клубе с низким потолком, чем на арене?
Все зависит от группы и зоны комфорта этих ребят. Я не могу говорить за других, но SLIPKNOT нужно все. Нам нравятся гигантские спектакли, огромные фестивали и стадионы, но прекрасная клаустрофобия нас тоже привлекает. Нужно быть везде, если пытаешься достичь того же, чего достигли мы. Все зависит от выступлений. Некоторые группы теряются перед большими толпами, но мы – никогда. Если ты можешь прочесть аудиторию, то можешь развлечь и настроить их в любой ситуации. Это мое мнение.

Вы когда-нибудь писали песни для людей старше 12 лет?
Я дам знать, когда тебе исполнится 13.

Кажется, в маске неприятно выступать. Это действительно так?
Если честно, нет. Самая трудная часть – первые пять минут. Ты даже не передвигаешься по сцене, чтобы привыкнуть к боли. После этого ты забываешь, что носишь ее, особенно во время шоу. Она становится частью тебя. Это одна из главных причин, почему мы носим их и меняем – маска всегда раскрывает внутренний мир, а не прячет нашу внешность. Больно лишь долю секунды, но затем ты прешь полным ходом. Маска становится физическим воплощением человека, который присутствовал на альбоме, появлялся в песнях и говорил то, что хотел сказать ты. Это не шизофрения, а терапия.

SLIPKNOT – одна из последних металлических команд, которые регулярно возглавляют фестивали и играют стадионные туры. Вас беспокоит, что некому будет заполнить пустоту, когда METALLICA и IRON MAIDEN уйдут?
Поддержка со стороны поклонников. Все начинается с фанатов. Если вы найдете группу, за которой последуют люди, они возглавят фестивали. Это делали KISS, это делали MAIDEN и METALLICA. Это не только вопрос удачи – это вопрос фанбазы.

Есть несколько коллективов, которые почти добились этого. BRING ME THE HORIZON стучатся в эту дверь. BULLET FOR MY VALENTINE обладают потенциалом. TRIVIUM на пороге. Это забавно, потому что некоторые группы крупнее в одних странах, а в других – нет. Мы принадлежим к числу тех, кто выступает по всему миру, и это вопрос сплоченности фанатов, которые смогли поднять группу до такого уровня.

Вы знаете, кто запустил слух о том, что вы собираетесь в Рим к Папе?
[С разочарованием] Это был слух?? Какого черта? Какой слух?

Я надеялся спросить у него: Срал ли он когда-нибудь в лесу?

Я видел SLIPKNOT 12 раз. Вы все еще чувствуете реальные эмоции, когда выходите на сцену спустя столько лет?
Абсолютно. Если бы этого не было, я бы не выходил. Я до сих пор взбудоражен выступлением как в первый раз. Это одно из лучших чувств на планете. Тем более когда выступаешь перед особенной толпой, которая реагирует на каждую песню именно так, как ты рассчитывал: Они поют каждую часть так громко, как ты надеялся, и в конце шоу выглядят такими же выдохшимися, как ты сам. Это очень особенное чувство, и я чертовски благодарен, что у меня есть талант и энергия. Впервые я поднялся на сцену с кавер-группой в городе Ватерлоо, и перед нами было человек 10. Мне было 13 лет и я обладал очень высоким голосом, если можете себе представить.

Я пел кавер «Rock and Roll» LED ZEPPELIN и чертовски нервничал, но был взбудоражен. Помню, как оглянулся, и мне показалось, что все хорошо, потому что аудитория смотрела на сцену. В итоге они кричали и хлопали. Я все еще испытываю это чувство.

Я знаю, что это дело минувших дней, но мне хотелось бы выразить восхищение самим способом исключения Джои [Джордисона]. В современную эпоху так легко раствориться в мире компромата. Думаю, это было сделано с достоинством, так что я снимаю шляпу перед вами.

Часто я задаюсь вопросом, трудно ли управлять множеством разных личностей в такой масштабной группе как SLIPKNOT. Мне интересно, символизирует ли хорошее положение дел тот факт, что любое напряжение можно выразить творчески. Где для вас больше творчества, в гармонии или дисгармонии?
Я ценю твои чувства. Уважение – это большое дело, и не могло быть и речи о том, что мы представим ситуацию иначе. По мере личностных изменений ты ищешь новые пути для создания музыки. Если ты просто переписываешь те же песни, никакого движения нет, ты буксуешь в грязи. Думаю, вопрос творчества и гармонии/ дисгармонии зависит конкретно от группы и жизненного момента.

Если «люди = дерьмо», что это говорит о ваших поклонниках?
Забудьте о фанатах. Что это говорит о нас, как о группе? Сейчас все немного иначе. Первоначально это было способом указать, что мы такие же в своем мире SLIPKNOT. Мол, отбрось различия, попытайся разобраться. Сейчас это говорит о смертности; о том, что в итоге мы все животные, способные на любое безумие.

Поклонники на концертах – это те же ребята, которые слушали вас 15 лет назад, или пришло новое, молодое поколение?
И то, и другое. У нас есть новое поколение поклонников. Мы каждую ночь устраиваем опрос: Кто видел нас раньше, а кто видит впервые. И практически всегда они делятся пополам. Думаю, поэтому у нас все больше и больше слушателей. Я очень горжусь тем, что мы работаем с новым поколением. Оно точно так же увлечено SLIPKNOT, как и старое. Это говорит о том, что я все делаю правильно.

Мы смогли забраться на неизведанную территорию, раз наша карьера идет в гору. Только подумай. Когда ты выступаешь профессионально 17 лет, и приходит целое новое поколение фанатов – это чертовски крутое достижение.

comments