О том, как исландцы KALEO пересекли море ради американской мечты

6 июня 2016 timetorock

Певец и гитарист Джей Джей Джулиус Сан рассказывает о сатерн-роке, выступлении внутри вулкана и грядущей пластинке «A/B»

KALEO

Когда вам девять, в голове витает не так много мыслей: Sega Genesis, да канал Disney в пятницу вечером. Тем не менее, ребята из исландского квартета, известного как KALEO, все это время учились говорить по-английски.

«Мы начали изучать английский довольно рано», — говорит фронтмен Джей Джей Джулиус Сан (JJ Julius Son). 26-летний артист на самом деле обладает безошибочным американским акцентом, хотя его группа сформировалась в родном городе музыкантов Мосфедльсбайре на юго-западе Исландии, в 15 минутах езды от столица Рейкьявика.

В 2013 году, еще до того, как пересечь океан и обосноваться в Остине, KALEO начали писать песни и быстро привлекли к себе внимание местных слушателей. За пару лет группа стала хорошо известна на родине, получив регулярные ротации и возможность показать бодрую смесь блюзово-акустического фолка и рок-н-ролла на музыкальных фестивалях Европы и Исландии. Их успех был настолько стремительным, что решение переехать в США на старте карьеры казалось довольно смелым. Но KALEO сделали это. Более того, они приложили нечеловеческие усилия, чтобы это сработало.

В прошлом году импульс охватил Штаты, поэтому KALEO только и делали, что гастролировали. Теперь ребята думают о выпуске «A/B» — своего дебютного полноформатника на лейбле Atlantic Records, который выйдет 10 июня.

Альбом заимствует классическое виниловое секвенирование, разделяя звучание пластинки конкретными сторонами. Открывая сторону «A» и помещая иглу на самую кромку диска, вы получаете мощный, но не слишком торопливый стандартный рок-н-ролл. Первые пять песен полны адреналина в самой его чистой форме.

Когда вы возьметесь за сторону «B», последние пять треков замедлят свой бег с акустическими фолковыми балладами и агрессивно-деликатным вокалом Джей Джея, человека, который звучит так, будто бы родился и вырос в Америке. Запись является идеальным примером универсальности KALEO, и это работает во всех странах.

Музыкальный портал Noisey недавно поговорил с Джей Джеем о взрослении в Исландии, игре внутри вулкана и жизни в Америке. Читайте наш перевод чуть ниже.

KALEO на гавайском означает «звук» или «голос». У вас есть гавайцы?
Джей Джей: Нет, и это довольно смешно. Мы никак не связаны с Гавайскими островами. Это вулканический остров, и я полагаю, что он похож на Исландию. Нам просто нравилось название и смысл, поэтому мы довольно быстро приняли решение.

Почему во всем мире вы выбрали именно Остин, штат Техас?
Нам казалось логичным переместиться в Штаты. Мы рассматривали несколько городов. Остин выглядел идеальным местом. К тому же мне хотелось пожить на юге. Оттуда пришло очень много хорошей музыки. Это отличный город для живой музыки. Свою роль сыграл и тот факт, что наша управляющая компания была основана именно здесь, так что это помогало нам обосноваться в городе.

Какие еще города вы рассматривали?
Нэшвилл. Не знаю, насколько это реально. Но мы рассматривали два этих города.

Сколько заняла первоначальная поездка из Исландии в США?
Обычно мы едем в Нью-Йорк, от которого до Остина порядка трех-четырех часов. От Нью-Йорка до Исландии путь занимает еще около пяти с половиной часов. Это не так уж плохо, но путешествие обычно отбирает целый день.

Песня на исландском «Vor í Vaglaskógi» переводится как «весна в Вагласкогуре»?
Да, это действительно весна и название лесов на севере Исландии. Первоначально это было любовное стихотворение, которое превратилось в песню в 60-е годы. Она мало отличалась от других популярных песен 60-х. Я сделал совершенно другую версию, слегка изменил мелодию, поменял аккорды и замедлил песню в два раза. Я сделал свой собственный вариант, который стал по-настоящему успешным на родине.

Можно сказать, что эта песня стала отправной точкой вашей популярности?
Я бы сказал, что для Исландии это действительно так. Мы уже появлялись на радио с ранними песнями, но это был большой прорыв на родине. Это достаточно забавно, потому что это единственная песня, которую мы поем на исландском.

Почему она единственная?
Я не часто пишу музыку на исландском.

Первые пять песен на альбоме «A/B» очень рок-ориентированные, тогда как последние довольно медленные, акустические, но я не уверен…
Да, совершенно верно. В этом и заключается моя концепция. Именно поэтому я назвал альбом «A/B». Я вспоминаю старый винил, когда у вас была сторона «A» и сторона «B».

Именно об этом я подумал, когда увидел название.
У нас очень разные песни. Я пишу разную музыку, и другие люди маркируют ее, понимаешь, отмечают различными жанрами и так далее, но это всего лишь способ показать обе стороны [нашей группы]. Первая сторона в основном рок-н-ролльная, блюз-роковая, а вторая сторона включает больше баллад, флокового материала.

Тебе 25 или 26 лет?
Да, 26.

Альбом работает, потому что люди нашего поколения полюбили винил.
Именно. Он возвращается. Может, через несколько лет он обгонит компакт-диски.

Во время твоего пения кажется, что у тебя сформировался идеальный американский акцент. Как ты научился говорить и петь на английском?
Когда я рос, у нас не было наложения дополнительного звука на телевидении, так что я смотрел американские каналы в первоначальном виде. Думаю, именно поэтому мое поколение учится говорить на английском. Компьютеры, телефоны, телевидение – тогда почти все было на английском, и ты должен был учиться, чтобы не чувствовать себя изгоем. Это важный момент, но для каждого исландского музыканта, поющего на английском, все по-разному. Может, причина в том, что я слушал много блюза и южной музыки. Возможно, все это как-то повлияло на мой акцент. Я не уверен.

Какую южную музыку ты тогда слушал?
У моего отца была огромная коллекция винила, поэтому я слушал в основном музыку 60-х. Тогда я попал на классический рок. Это справедливо почти для всех участников группы. Так мы изначально нашли общий язык. Мы изучали музыку 50-х, 60-х, 70-х, а затем глубоко погрузились в дельта-блюз.

Я знаю, что вы играли внутри вулкана. Это было до переезда?
Это случилось после переезда в Штаты, почти год назад. Мы как раз закончили запись «Way Down We Go». Вряд ли мы представляли, сколько неприятностей это принесет.

Это было живое выступление внутри вулкана, поэтому нам нужно было привезти туда все инструменты, а также освещение и прочие примочки. К счастью, несколько лет назад там поставили источник питания, так что это упрощало процесс.

Были какие-то проблемы?
Я бы соврал, если бы сказал, что было легко. Даже просто стоять там было не просто, потому что вокруг одни скалы. Моя спина болела уже после того, как мы пытались настроить барабаны, знаешь, потому что там нет даже ровной земли. Ты просто пытаешься не упасть и не уронить инструменты и дорогие камеры. Но было весело.

Да, звучит довольно весело. Это сумасшествие, потому что на видео можно увидеть пар, который исходит от ваших тел во время исполнения.
На самом деле, мы порядком замерзли. Было действительно холодно.

Вы обсуждали еще какие-нибудь безумные локации?
Да, я думаю, этим летом выйдет новое видео. Мы собираемся вернуться в Исландию, на самом деле. Не могу сказать, что конкретно произойдет, но я надеюсь, все пройдет отлично. Будет немного экстрима. Посмотрим, как все сложится.

Кто знает. Может, однажды вы сыграете на Луне.
[Смеется] Надеюсь, дружище. Это не слишком потасканная идея.

Треклист «A/B»:
Side 1
01. No Good
02. Way Down We Go
03. Broken Bones
04. Glass House
05. Hot Blood
Side 2
06. All The Pretty Girls
07. Automobile
08. Vor í Vaglaskógi
09. Save Yourself
10. I Can’t Go On Without You

KALEO, A/B

comments