Скрытые сообщения JUDAS PRIEST: Роб Хэлфорд оглядывается назад

24 августа 2015 timetorock

Вокалист JUDAS PRIEST вспоминает судебное заседание 1990 года, когда группу обвиняли в самоубийстве фанатов

JUDAS PRIEST

Двадцать пять лет назад судья постановил, что законодатели британского хэви-метала JUDAS PRIEST не несут ответственности за гибель двух молодых людей, которые процитировали строчки группы в качестве причины самойбийства. Однажды в декабре 1985 года два парня – 18-летний Раймонд Белкнап (Raymond Belknap) и 20-летний Джеймс Вэнс (James Vance) – в течение шести часов пили, курили марихуану и слушали метал-альбом «Stained Class», после чего схватили ружье и застрелились. Белкнап умер мгновенно, но Вэнс выжил, получив серьезные ранения, оставившие его изуродованным; он умер спустя три года.

Перед смертью Вэнс и его родители подали на группу и ее тогдашний лейбл CBS Records в суд, требуя $6.2 миллиона в качестве возмещения ущерба. Они утверждали, что JUDAS PRIEST спрятали сообщения, действующее на уровне подсознания, вроде строчек «попробуй самоубийство», «сделай это» и «давайте умрем» в своей кавер-версии «Better by You, Better Than Me» SPOOKY TOOTH. Якобы именно это и подтолкнуло Вэнса и Белкнапа на самойбийство. Иск поступил в суд в июле 1990 года, и сторона обвинения играла песню задом наперед в ускоренном темпе, пытаясь доказать, что группа внушила идею убийства двум молодым парням.

«Защитник веры», как назвал его журнал Rolling Stone, отсылая к альбому «Defenders of the Faith», фронтмен Роб Хэлфорд свидетельствовал в суде, что предполагаемой «обратной зашифровкой» на записи являлся звук его выдоха во время пения.

Адвокаты команды вдобавок обратили внимание на беспокойное детство и проблемы злоупотребления различными веществами у Вэнса и Белкнапа. Судья в конечном итоге решил, что группа не должна нести ответственности. Далее вы найдете мысли Роба Хэлфорда об этом случае, высказанные на страницах журнала Rolling Stone в преддверии американского тура JUDAS PRIEST, который состоится в октябре.

Кажется, что это было буквально вчера – настолько крепко это осело в памяти. Я помню, как каждый день поднимался по лестнице в здание суда в Рино, и до сих пор чувствую, как нас окружала невероятная поддержка фанатов. Все местные металлисты были там, пели и призывали освободить нас. Но в здании суда царило лишь напряжение и печаль, потому что в центре обвинения были два парня, которые трагически расстались с жизнью. Эти два мальчика были большими поклонниками JUDAS PRIEST, и еще более мучительно, что эта комбинация ночи, наркотиков, выпивки и их мыслей превратилась в нечто совершенно ужасное.

Случай был очень интересным, так как он был связан с подсознательным сообщением, простым и ясным, которое внушало делать что-либо или нет. Один из первых случаев так называемой «обратной зашифровки» касался песни LED ZEPPELIN. Но в действительности здесь не было ничего подсознательного, а было нечто якобы слышимое. Разве THE BEATLES не обвиняли в чем-то подобном?.

В любом случае, моя интерпретация подсознательного сообщения, как мы ее понимаем, связана со стародавними временами, когда ты шел в кино и кто-то вставлял кадр с предложением купить попкорн. Даже тогда это было реальным и физическим, потому что ты мог взять этот кадр и сказать: «Смотри, вот он». Невозможно сделать то же самое со словами, потому что ты всего лишь можешь их услышать. А раз ты можешь их услышать, как они могут быть подсознательными? Как во сне?.

Это очень, очень интригующий момент, построенный на психологии. Но я не получил ответа. Я просто долбаный певец в хэви-метал-группе. Мы были сбиты с толку некоторыми событиями, которые происходили в зале суда. Суд был для нас шоком, потому что он происходил в стране, которую мы очень любим. У нас всегда были фантастические отношения с Америкой.

Тем не менее, дело было прекрасной возможностью для группы вроде JUDAS PRIEST показать судье и общественности в целом, что такие понятия как рок и метал объединяют кучу парней, способных связывать слова в предложения, быть логичными и вести глубокие беседы в зале суда. Думаю, такое заблуждение всегда существовало. Но мы не идиоты и никогда ими не будем.

Мы находились в суде с 9 до 5 каждый день в течение месяца. Мы отсиживались в какой-то локации за пределами Рино [штат Невада], чтобы уйти подальше от прессы, где можно было отдыхать, готовить, болтаться вместе и поддерживать друг друга. Но мы должны были быть готовы к следующей неделе, потому что являлись всего лишь кучкой музыкантов. Мол: «Почему мы здесь?». Мы, британские металлисты, здесь для того, чтобы защитить нашу музыку и наших поклонников от смешных, нелепых обвинений о том, что в наших строчках присутствуют подсознательные сообщения, направленные на самоубийство. Это было нелепо до крайней степени. Это была очень эмоциональная ситуация, но с группой работал замечательный адвокат, и все поддерживали нас, поэтому мы справились.

Я действительно хотел тогда обратиться к матери мальчика, который убил себя, крепко обнять ее и сказать: «Я прошу прощения за то, что вы потеряли своего малыша. Давайте выпьем кофе и поговорим об этом». Но я думаю, что более глубокий конец истории связан с людьми, которые работали на нее с точки зрения уголовного преследования и запутывали ее, потому что я слышал, что существовала своего рода инфильтрация от крайних, радикально правых христианских групп, призывающих ее довести дело до конца и настаивающих на нашей ответственности. Я хотел получить возможность побыть с этой семьей, обсудить ситуацию и позволить здравому смыслу перевесить все доводы. Но это невозможно, потому что, очевидно, есть весьма напряженное и эмоциональное обстоятельство, когда ты теряешь своих детей. Ты должен злиться. Ты обязан скорбеть. Ты обязан искать объяснения.

Наш лейбл взял на себя все расходы по иску. Они поняли, что на линии огня не только музыканты, но и звукозаписывающие компании. Если бы судья вынес вердикт в пользу так называемых подсознательных сообщений, способных физически проявлять себя и заставлять людей делать что-либо, последствия были бы катастрофическими. Как вы докажете, что на вашей записи нет подсознательных сообщений, когда не можете услышать их первоначально? Когда ты вникаешь в мельчайшие детали возможного исхода, все становится совершенно ошеломляющим.

Когда приговор был оглашен и нас освободили, осталось небольшое разочарование. Судья оставил дверь открытой. Он не сделал категорического заявления: «Здесь нет подсознательного». Вместо этого он сказал: «В общем, это все еще туманная зона, но, по моему мнению, группа не включала эти слова в свою песню, предшествовавшую трагедии». Нас оправдали, но сам потенциал «подсознательных сообщений» оставался, ситуация оставалась в подвешенном состоянии. Было бы ужасно думать, что это может произойти снова, но стоит просто подождать, и мы увидим.

comments