OF MICE AND MEN: Рок-н-ролл наперекор смертельной болезни

24 августа 2016 timetorock

В преддверии выхода «Cold World» Остин Карлайл рассказывает о борьбе с редким заболеванием, синдромом Марфана

OF MICE AND MEN, Остин Карлайл

За несколько часов до того, как OF MICE AND MEN выйдут на сцену в Оборне, штат Вашингтон, вокалист Остин Карлайл откидывается на кресле своего гастрольного автобуса и делает глубокий вдох. «Я так рад вернуться на западное побережье», — говорит он в интервью Rolling Stone, когда его группа приступает к заключительной части тура с Мэрилином Мэнсоном и SLIPKNOT.

«Солнце зашло, но на небе ни облачка. Я чувствую себя великолепно!».

Карлайл не считает это само собой разумеющимся. Так бывает не часто. Певец страдает от редкого генетического заболевания, известного как синдром Марфана, который влияет на его соединительные ткани и приводит к слабости в сердце, легких, ушах, суставах и мышцах.

«Как-то я проходил компьютерную томографию, и мой врач сказал: «У тебя позвоночник 70-летнего старика», — продолжает певец, которому через месяц исполнится 29. – У меня артрит и хронические боли в запястьях и локтях. Мой позвоночник, вся спина и ребра, очень сильно болят. Ноги по ночам сводит».

С тех пор, как ему поставили диагноз в возрасте 17 лет – вскоре после смерти матери от той же болезни – он перенес десятки операций на голове и ногах, а также успел провести несколько ночей на аппарате искусственного дыхания.

Тем не менее его состояние обычно не влияет на выступления. На сцене артист скачет в перерывах между строчками, бросается к восхищенной толпе и мотает головой без устали. Он выглядит агрессивным и энергичным, как и большинство исполнителей металкор-сцены. Конечно, иногда это ведет к неприятностям, как во время концерта в Денвере в начале этого месяца, когда он перенес коллапс легкого на четвертой песне.

«Я не мог правильно дышать, я задыхался, — вспоминает он. – Но мне удалось закончить оставшуюся часть шоу, а потом пришли медики и дали мне кислород, который естественным образом позволил перезапустить мои легкие. Вообще, такие вещи происходят каждый день, и я знаю, как с ними справляться. Зачастую планы OF MICE AND MEN идут наперекосяк. Я не могу ничего планировать, потому что жизнь всегда поджидает меня за углом».

Четвертый альбом OF MICE AND MEN «Cold World», который выйдет 9 сентября, отражает разочарование Карлайла («Боль/ Каждый день, когда я просыпаюсь/ В моей кровати и в моих жилах»), однако пластинка является самой доступной и музыкально разнообразной в каталоге музыкантов. Тяжелые треки вроде «Pain», «Like a Ghost» и «Relentless» отсылают к SLIPKNOT и BRING ME THE HORIZON, тогда как «Game of War», «Real» и «The Hunger» ведут к менее агрессивной стороне жанра, вроде TOOL.

В музыкальном плане «Cold World» базируется на мощных текстах и непорочном продакшне «Restoring Force» (2014), который добрался до 4-ой строчки американского хит-парада Billboard. Вновь обратившись к продюссерским навыкам Дэвида Бендета, квинтет в составе басиста/вокалиста Аарона Поли, гитариста Алана Эшби, ударника Валентино Артега и еще одного гитариста Фила Манансала исследовал более чистый вокальный стиль и через лирику постаралась поднять новые политические, социальные и, конечно, личные темы.

Так, Поли написал «Game of War» после террора в Сан-Бернардино, штат Калифорния, когда было убито и ранено более тридцати человек. Карлайл, в свою очередь, сочинил «The Lie» в качестве укора фармацевтической индустрии, которая, по его словам, предпочитает лечить симптомы, а не заниматься исцелением.

«Рынок медикаментозных препаратов не получит прибыли, если люди будут здоровы, — настаивает он. – Если вы продолжите болеть, они останутся в плюсе. Это дерьмовая ситуация, потому что существует масса альтернатив, начиная от здоровой диеты и заканчивая каннабидиолом, который является формой марихуаны, но без тетрагидроканнабинола. Это означает, что вы не получите кайфа».

«Препарат просто избавляет от судорог или хронических болей. Есть масса методов помимо рецептурных лекарств, вызывающих привыкание».

Карлайл отталкивается от собственного опыта. Более 10 лет он принимал ежедневные дозы оксиконтина (от боли), риталина (от сонливости) и антидепрессантов (для борьбы с тяжелой депрессией, которая является побочным эффектом синдрома Марфана).

Когда OF MICE AND MEN начали собирать песни для «Cold World», певец решил покончить с наркотиками и стал искать иные методы лечения. Корень куркумы и коготь дьявола помогли от воспаления и боли, однако отказ от медицинских лекарств превратился в сущий ад, что лишь усилило вокальную агонию Карлайла на диске.

«Я твердо решил отказаться от лекарств и каждый день просыпался с болью. Но это лучше, чем не чувствовать ничего. В январе я перестал принимать любые препараты, и следующие три месяца были худшими в моей жизни. Я просыпался среди ночи и бился в судорогах в своей постели. Боль была невыносимой. Я проходил физическую терапию четыре раза в неделю и водную терапию три раза в неделю. Все это время я также участвовал в записи. Проще пережить еще одну операцию на сердце, чем пережить это снова», — объясняет фронтмен.

Говоря об операции, Карлайл вспоминает 2010 год, когда врачи обнаружили увеличенный клапан в аорте. Тогда вокалист был ближе всего к смерти, а ухудшение его состояния привело к годичному перерыву в деятельности OF MICE AND MEN.

«Врачи сказали, что без операции я получу аневризму – как раз она и убила мою мать, — говорит он прозаичным тоном. – Они должны были поставить искусственный клапан, поэтому разрезали грудную область. На время операции нужно было остановить сердце. Голова была погружена в лед, чтобы мозг не умер, но технически я был мертв в течение трех часов. Перед операцией я с нетерпением ждал встречи с матерью или прочих видений, но не было ничего. Просто темнота».

Совсем недавно, в июне 2015 года, OF MICE AND MEN отменили несколько шоу после того, как Карлайл повредил дуральный мешок – оболочку, защищающую спинной мозг. «Я слишком сильно тряс головой во время тура, и это привело к разрыву в нижней части моей головы. Вся жидкость потекла в позвоночник. Со мной работает команда врачей из Стэнфорда [где находится центр для лечения людей с синдромом Марфана], и я полетел туда. Но в то же время они повлияли на мои ребра. Во время пения на сцене им не хватает места, и я должен вправлять их обратно».

OF MICE AND MEN

Новая песня OF MICE AND MEN «Real» обладает более позитивными, оптимистичными вибрациями, чем остальной материал «Cold World». Для ролика группа объединилась с благотворительными организациями Marfan Foundation и Living the Dream Foundation, а также с больницей St. Jude Children’s Research Hospital.

«Мы снимали клип в Портленде, штат Орегон, на протяжении всего уик-энда, — говорит Карлайл. – Мы попросили фанатов прислать кадры с плакатами, где сказано о том, что заставляет их чувствовать себя настоящими. На транспарантах упоминается все, начиная от музыки и заканчивая чтением, друзьями и семьей. Некоторые фанаты даже приходили в студию, и мы посвящали их в рабочий процесс».

На мгновение певец останавливается, но потом обращается к более глубокому смыслу. «Люди всегда пытаются забрать у вас то, что делает вас вами. Мы хотели написать о том, что ты можешь быть кем угодно независимо от чужого мнения. Неважно, что думают люди. Вы должны оставаться собой. В конце концов, только это имеет значение».

Эта философия в крови у Карлайла. Многие врачи говорят, что он лишь усугубляет здоровье и рискует своей жизнью, отправляясь на гастроли. Они даже просили его остаться в Калифорнии и работать над музыкой здесь. Но Карлайл не готов к полумерам.

«Я знаю, чем это обернется, но я не остановлюсь, потому что в противном случае я буду несчастен, — заключает он. – Легко принимать лекарства, следовать советам и сидеть на больничной койке. Но в моей голове собственные границы. Некоторые люди с синдромом Марфана пытаются дожить до 62. Я же не боюсь умереть в 45. По крайней мере, перед этим я сделаю что-то важное. Буду заниматься любимым делом».

comments